Реквием.Ruhttp://www.requiem.ru

MEMENTO MORI - ПОМНИ О СМЕРТИ
http://www.requiem.ru/rituals/krematorii_novosibirsk

Архитектура крематория

С.Б. Якушин, А.М. Кравчук

Мировая практика кремации

Мировая практика уже больше столетия широко использует высококультурную традицию прощания с покойным - кремацию, как способ захоронения, являющейся современным направлением в экологии и экономике похорон.

Крематорий (от латинского "cremo" - сжигать) - представляет собой ритуальное здание, предназначенное для предания тел (останков) умерших (погибших) огню (кремации).

Кремация в 100 раз уменьшает территорию для погребения, а срок минерализации останков сокращается с 50 лет до 1 часа.

Первые крематории были построены в Италии, в Милане в 1875 году (совместные разработки немецких и итальянских инженеров). Уже в 20-х годах прошлого столетия во многих европейских городах даже с населением менее 100 тысяч жителей, считали возможным иметь крематорий, а в населенных пунктах с числом жителей свыше 110 тысяч наличие крематория является давно градостроительной санитарной нормой.

В 1874 году была образована Международная федерация кремации, основным назначением которой по сегодняшний день является ознакомление населения планеты с преимуществами кремации с точки зрения экономики, экологии, гигиены, санитарии, этики и эстетики. Сегодня Федерация кремации объединяет 21 страну, в том числе и Россию.

До революции в России первый крематорий был построен во Владивостоке с использованием печи японского производства, а первый крематорий в пролетарской России открылся в Петрограде в1927году.

Сегодня кремация широко распространена в Северной Америке (в США насчитывается около тысячи крематориев), Европе, обязательна в странах Юго-восточной Азии. В Англии имеется 356 крематориев; в Чехии - 80; в Китае - 1300; во Франции -70; (фактически в каждом городе). В мире действуют 14 300 крематориев. Наиболее широко кремация представлена в Японии (кремируют 98% всех умерших), в Чехии (95%), Великобритании (69%), в Дании (68%), в Швеции (64%), в Швейцарии (61%), в Австралии (48%), в Голландии (46%).

Преимущества кремационного комплекса

  1. Экономия пространства, сокращение земельных участков, выделяемых для традиционного погребения в землю в 50-100 раз, рационализация использования земельных ресурсов.
  2. Отсутствие угрозы здоровью и жизни населения со стороны кладбищ-колумбариев, улучшение экологии города, снижение санитарно-экологической напряжённости
  3. Сокращение затрат заказчика на 25-40% на организацию погребения по сравнению с традиционными похоронами.
  4. Обеспечение безопасности колумбарных захоронений, памятников, обелисков в колумбарном парке, исключение кладбищенского вандализма.
  5. Расширение перечня похоронных услуг, предоставляемых населению, максимальное предоставление прав гражданам на свободный выбор вида погребения, предусмотренных Российским законодательством. (Закон "О погребении и похоронном деле", 1976г.)
  6. Повышение художественно - эстетического уровня похорон, привлечение духовности в похоронный обряд путём участия в нём церковнослужителей разных конфессий.

Градостроительные преимущества кремации

  1. возможность расположения кладбищ с урновыми погребениями в землю, с новыми приемами организации и зонирования территории, благоустройства, озеленения и оформления мест погребения
  2. возможность организации участков семейных захоронений без учета прописки усопших
  3. придание старым, закрытым кладбищам "второй" жизни благодаря организации "подзахоронений" урн с прахом в существующие могилы.

Градостроительное значение крематория

После ввода крематория в эксплуатацию, несомненно, в кладбищенском хозяйстве Новосибирска произойдут изменения. В частности, распространение нового вида погребения может:

  • изменить структуру, планировку, площадь кладбищ;
  • повлиять на дизайн, форму, размер надгробных плит и памятников на могилах с урновыми захоронениями
  • привнести новые элементы садово-парковой архитектуры в места урнового погребения

Социальное значение крематория

Концепция строительства и эксплуатации крематория предполагает максимальную доступность кремационной услуги всем слоям населения. В ее основе - демократическая и гуманистическая направленность современной национальной градостроительной доктрины России. Внедрение кремации несомненно позволит нейтрализовать негативные социальные последствия растущей стратификации общества - по крайней мере, в таком важнейшем ее сегменте, как похоронная сфера.

Несмотря на то, что кремация, как вид погребения, используется в России с начала прошлого столетия, новосибирцы не имели до сих пор возможности реализовать свое законодательное право на свободный выбор погребения, что безусловно является ущемлением прав человека, предусмотренных Законом РФ "О погребении и похоронном деле", 1976г.

Проектируемый Новосибирский крематорий позволит в значительной мере улучшить санитарно-экологическую обстановку в городе и вокруг него, а также позволит предоставить горожанам новую похоронную услугу - кремацию, соответствующую духу и уровню научно-технического прогресса XXI века.

Особенности кремационной архитектуры: инфернальная архитектура (infernal architecture) (архитектура зданий траурного назначения)

Кремационная архитектура - это составная часть инфернальной архитектуры (в переводе с испанского "inferno" - загробный мир), берущей свои начала с доисторических надгробных холмиков, египетских пирамид и простирающейся в наше время. В свою очередь, инфернальная архитектура, занимающаяся зданиями траурного назначения, склепами, памятниками - часть общей архитектуры. Вся природная эволюция жизни на Земле инфернальна. Человек рождается, чтобы страдать, утрачивать молодость, силы и умирать. В этом правиле заложена дуальность рая и ада. Поэтому, если узко подходить к понятию инфернальной архитектуры, то она должна была исследовать и конструировать "врата ада". Но монументальная история свидетельствует, что если это так, то человечество сегодня не имело бы блестящие архитектурные творения в виде египетских пирамид, надгробий, монументов, обелисков, кладбищенских комплексов, некрополей, памятников, склепов, домов траура, мавзолеев.

В кремационной архитектуре важна этическая установка на выразительность в противопоставлении изобразительности, которая по своей природе всегда тенденциозна, а значит не приемлема в сооружениях такого типа как крематорий. Задача кремационной архитектуры обеспечивать свою внутреннюю содержательную функцию, связанную с трауром, скорбной рефлексией живущих. Она не подавляет эти "скорбящинские" процессы, которые происходят в крематории и в то же не навязывает творческие представления какого-то одного архитектора, у которого сугубо свои индивидуальные представления о скорби и трауре.

Психологи, соционики указывают, у людей разные способы выражения и восприятия скорби, траура, вечности. Для логиков символом вечности, успокоения может выступать правильный куб или пирамида из глыбы натурального камня; для сенсориков - это шар. Интуитивные люди устремятся в бесконечность по хрустальной лестнице, "ведущей в никуда", в небо. Для этиков таким символом может стать скульптура, образ скорбящего человека, каменная ваза с цветами. Именно такие вневременные монументальные формы, - символические скульптурно-геометрические композиции, будут установлены в вестибюле крематория с тем, чтобы можно было максимально учесть настроения людей, разбитых горем и оплакивающих ушедших в "бесконечный мир" их близких родственников.

Кремационную архитектуру можно сравнить с хорошими ботинками, которые незаметны, удобны, не создают дополнительных напряжений. В кремационной архитектуре нет места художественным излишествам, изобразительному декоративизму и не может быть такого лукавства: обувь жмет, но приходится мириться с этим ради ее красоты. Установка кремационной архитектуры - если это красиво, но людям в трудную минуту не помогает и лишне - это уже плохо. В этом, пожалуй, главная трудность, с которой приходится сталкиваться архитекторам - увидеть тот момент, различить ту полоску, после которой кремационная архитектура превращается в изобразительную, утрачивая свою этическую чистоту и скатывается в холодно-горделивое, невостребованное сентиментальное эстетство.

У кремационной архитектуры есть немало привлекательных характеристик: большие пространства, объемы, плоскости, неожиданные формы и одновременно не устаревающие весомые, натуральные материалы. Синтез футуризма, авангарда, культовости, классицизма - все это предоставляет огромные возможности для творчества. Независимо от потенциала отечественной промышленности, этот тип архитектуры всегда будет представлять интерес как для начинающих, так и для опытных архитекторов.

Становление кремационной архитектуры в Европе (первая половина ХХ века)

С момента появления кремации усопших - 1875 год - крематории относятся к инфраструктуре мест захоронения. Тем не менее, сами крематории, как самостоятельные сооружения появились впервые только после 1900 года. До этого кремация производилась в церкви или храме. Вплоть до 20-х годов ХХ века не было традиции кремационной архитектуры, не существовало типологических примеров. Напротив, независимые архитекторы и архитектурные общества создавали крематории, напоминающие храмовые сооружения. По мнению Венда Фишера, немецкого архитектора середины ХХ века, первые европейские крематории явились свидетельством "скрытого здравого смысла" - хорошо знакомая архитектура скрывала новую функцию и технологию сожжения умерших тел. Только в начале 20-х годов прошлого столетия была поставлена новая архитектурная задача: как соответствующим образом представить не ограниченный религиозной принадлежностью крематорий?

Как пример нового строительного понимания, прежде всего, поражают крематории Фрица Шумахера, построенного в Дрездене (1910 год) и Клеменса Хольумейстера - в Вене в 1923 году. Оба сооружения касательно их форм относятся к "праматериалу" в архитектуре. К этой же традиции относятся и крематорий Акселя Шультеса и Шарлоты Франк в Трептове, Берлин, построенный в середине 90х годов ХХ столетия, то есть 70 лет спустя.

Фриц Шумахер стал первым архитектором-реформатором, который предложил принципиально иное решение в обустройстве крематория. Его второй крематорий в Гамбурге (1928-1933гг.) - это симметричное головное здание, имеющее два уровня: технический этаж двух печей и второй этаж с залом траурных церемоний. Чтобы облагородить и облегчить душевные страдания скорбящих и для того, чтобы весь траурный процесс вызывал у собравшихся почтение к усопшим, Ф. Шумахер объединил обе дымовые трубы в монументальное строение, напоминающее обелиск с мемориальной плитой. Ф. Шумахер настаивал на восприятии крематория как священного строения нового типа, хотя по сути его проект был примером "благородного конструктивизма", когда облик, планировка здания напоминала о главной его функции - сжигании тел. Однако, как считают архитектурные критики, Ф. Шумахеру не удалось объединить в архитектуре здания торжественную, траурную монументальность с техническим функционализмом: эти две идеи были сопоставлены рядом, но не соединены одним стилем.

Это был первый крематорий в Германии, построенный по специальному, отличному от других проекту.

Особенности кремационной архитектуры в Германии:

Первые крематории в Германии появились в 1878 году (г. Гота), в 1891 году (г. Хайдельберг), 1892г. (Гамбург)

Архитектура крематориев того времени явно представляла собой гибрид промышленного здания для новой огненной технологии утилизации умерших и широко распространившихся повсюду в Европе в конце 19-го века семейных и коллективных склепов для наземного хранения тел умерших (погребение тела вместе с гробом в стену или здание). Поскольку идея кремации рассматривалась многими верующими как признак глобальной секуляризации, как отказ от религиозных устоев, опровержение христианского догмата погребения в землю, в обществе было отмечено много открытой и непримиримой критики в адрес нового вида погребения.

Архитекторам приходилось приспосабливаться к непрекращающимся нападкам на кремацию и предлагать такие архитектурные решения, которые помогали сглаживать неприятие кремации верующими, примирять церковь и сторонников кремации. Этим продиктованы были решения первых немецких архитекторов удалить сами печи с первого этажа с тем, чтобы к ним не было доступа, а значит и обзора участниками церемоний. По этой же причине в архитектуре первых крематориев как в Германии, так и повсюду в Европе, просматривались явные признаки соборности. Наглядный пример тому - крематорий в Хайброне, архитектура которого полностью повторяла архитектуру церкви. Только в середине 20-го века архитекторам удалось окончательно избавиться от этой религиозной зависимости, поскольку к этому времени свобода слова и широкое распространение разных религий в Европе достигло апогея - перед архитекторами встала задача проектировать крематории как религиозно-нейтральные здания, освободиться от христианской зависимости в архитектуре здания с тем, чтобы не оскорблять религиозные чувства участников траурных обрядов

Так постепенно в архитектуре крематориев усилилась технократическая, утилитарная часть. Особенно наглядно это проявилось в 40-х годах, после прихода к власти нацистов, которые видели в кремации технологию массового уничтожения людей в концентрационных лагерях. Тогда впервые перед архитекторами и инженерами были поставлены задачи увеличения пропускной способности и мощности крематориев, поскольку заказчики видели в крематории, прежде всего завод по эффективной утилизации трупов.

Последнее значительное крематорное сооружение в Германии появилось в середине 90-х годов в Берлине. На месте вновь построенного крематория с 1913 года находился крематорий, построенный в стиле классицизма, имевший восьмиугольный купол с фронтальным портиком. В ходе конкурса по модернизации здания в 1992 году после объединения ГДР и ФРГ было принято решение вместо реконструкции воздвигнуть новое сооружение, которое по своей структуре и многим архитектурным решениям напоминает сооружение Шумахера. В нем также два уровня. Технический этаж с хранилищем на 700 гробов и зал для 3-х печей расположен на десятиметровой отметке цоколя. На втором этаже расположены два ритуальных зала, каждый со своим внутренним двориком. Сооружение представляет собой небольшой город, в котором имеется специальное место для выражения соболезнования. Все это пространство рассчитано на одну тысячу человек и поделено неравномерно двадцатью девятью колоннами - аналогия старых деревьев на кладбище. Авторам проекта, Алексу Шультес и Шарлоте Франк удалось создать особое "место спокойствия, которое уравновешивает приходящее и уходящее событие" и оттесняет, по словам архитектурного критика Зигфрида Гидиона, "механизацию смерти" на задний план.

Становление кремационной архитектуры в России (первая половина ХХ века)

Становление кремационной архитектуры в России пришлось на 20-30-е годы ХХ столетия. Первые крематории в России были открыты во Владивостоке и в Петрограде. Примечательно, что к моменту запуска первых крематориев в России уже было создано несколько современных проектов зданий кремационного назначения. В сфере инфернальной архитектуры творили такие известные архитекторы как Иван Александрович Фомин (проект крематория, 1919 год), Александр Иванович Голосов (проект крематория, 1919 год), Владимир Федорович Кринский (проект крематория, 1919 год), Николай Яковлевич Колли (проект крематория, 1919 год), Александр Иванович Гегелло (проект крематория, 1919 год). Позднее, в 20-е и 30-е годы проектированием крематориев занимались Константин Степанович Мельников (проект крематория, 1925 год), Александр Сергеевич Никольский (проект крематория, 1927 год), Яков Георгиевич Чернихов (проект крематория, 1931 год), Сергей Грузенберг (проект крематория, 1933 год). Сегодня все эти проекты пролетарских зодчих предстают в наших глазах исключительно как субъективно-эмоциональные воспоминание архитектурных исканий начала века, представляют собой дистанцированный объект строго научного изучения и потому могут быть востребованы в России только чрезвычайно узким кругом исследователей.

Всех этих архитекторов можно причислить к разряду "бумажников", разумеется, лишь в той части их творчества, которая касалась крематориев. Ни один из проектов не нашел воплощения. Среди этой плеяды архитекторов - половина - маститые архитекторы, по проектам которых построено немало замечательных памятников архитектуры. Все они были активными сторонниками русского классического авангарда первой трети ХХ века.

Это было пролетарское время. В кремационной доктрине господствовали иностранцы и кремационное движение в советской архитектуре начала XX века, вслед за европейскими архитекторами, пошло по пути замещения культовых памятников: колумбарии должны были заместить кладбища, а крематории - занять место церквей. Так, в Петрограде крематорий предполагали построить сначала в Александро-Невской лавре, а в Москве под крематорий перестроили церковь Серафима Саровского и Анны Кашинской на кладбище Донского монастыря.

Проповеданное биокосмистами бессмертие в космосе заметно отразилось на архитектуре крематориев того времени. Почти все они устремлены в космос, как бы подчеркивая экспансию человека в бесконечное небесное пространство. Крематории по замыслу первых советских архитекторов, работавших в этой сфере, были связаны со вселенским пространством. Связь эта отнюдь не отражала идею обращения к Богу, как это было со средневековыми готическими соборами, с устремленными ввысь заостренными башнями с крестами, и православными высотными колокольнями. Лестницей в небо становились вознесенные над землей трубы и башни крематориев, получавшие высотные параметры, исходя из требований кремационной технологии того времени. Огненное погребение стало знаком не скованного религиозными догмами либерального отношения к науке. Медицинский и экологический аспекты кремации придали ей прогрессивный смысл.

Крематории начала века должны были выполнять функцию "трансцендентного паровоза". Так называл крематории Эберхарт Ротерс, кодируя в этом словосочетании перемещение "освобожденной души" в космос.

В ХХ веке кремационная архитектура России, как никакая другая, находилась под влиянием утопической мысли. Много творческих сил было потрачено на попытки вписать в реальность контуры загробного мира. Модерн, неоклассицизм, конструктивизм, функционализм, авангард - все эти и другие стили, вплетенные в траурные фантасмагории, широко использовались архитекторами инфернального зодчества. Творческая мысль некоторых архитекторов "заходила далеко в небо", голое эстетство замещало рационализм кремации, в результате смерть становилась объектом эстетического любования и рассматривалась архитекторами "как произведение искусства"

Показательно, что ни один из проектов того времени так и не нашел реального воплощения.

Архитектурные особенности крематориев советского периода (вторая половина ХХ века)

Следует признать, что определяющими стилями крематориев России и СНГ в целом (Минск, Киев), можно назвать как отечественный модернизм, так и функционализм, обрамленный "пилонным" монументализмом, которые со второй половины 1950-х гг., а именно с того времени начали воздвигаться один за другим крематории в Москве, Ленинграде, Минске, Екатеринбурге, фактически безраздельно определял архитектуру эпохи. "Новая архитектура" послесталинской оттепели жадно впитывала все, что могла предложить строительная индустрия: от конструкции большепролетных перекрытий до нового поколения синтетических отделочных материалов, все это наглядно видно во всех крематориях 60-80-х гг. Это было время, когда границы между архитектурным и конструктивным творчеством оказались крайне размытыми.

Важно подчеркнуть, что в отличие от западного модернизма, прошедшего ограниченный путь своего развития в контексте культуры ХХ столетия, наш отечественный модернизм формировался в одночасье, почти моментально, на идеологически заданной волне борьбы с классицистической культурой сталинского "историзма".

Всматриваясь в архитектурно-градостроительные облики крематориев того времени, становиться понятным, что сооружения эти следует анализировать не по классическим законам архитектуроведения, а по тем конкретным архитектурно - техническим новациям, которые они несли в себе. Даже такой повторяющийся во всех крематориях СНГ элемент, как высотность ритуальных залов, скорее подпадает под конструктивно-технический анализ, нежели архитектурно-градостроительный. Та, часто критикуемая в 90-х годах, кажущаяся помпезность крематориев, на самом деле таковой никогда не являлась, чтобы говорить о ней как о самоцели, к которой стремились архитекторы, проектировавшие эти крематории. Огромная высота потолков ритуальных залов, всех без исключения крематориев конца ХХ века, была сравнима с высотой театрально-концертных или конгрессных сооружений - ведь крематории рассчитывались исходя из необходимости проведения больших гражданских панихид с участием нескольких сотен человек. Позднее, в ходе эксплуатации крематориев, такие решения были признаны ошибочными, поскольку они создавали массу неудобств в эксплуатации зданий (огромные энерго- и теплозатраты; плохая акустика разряженного высотно-бетонного пространства, разрушающая интимность последнего общения с покойным).

Сегодня в ходе эмоциональной ревизии особенностей зодчества той эпохи, стало отчетливо понятно, что на художественные поиски архитекторов во многом оказывали влияние новые конструкции и материалы. Масштабы ритуальных залов того периода были продиктованы не столько идеологическими, культовыми или архитектурными требованиями, - как указывает А. Кафтанов в журнале "Архитектура, строительство, дизайн" (май, 1999), а желанием архитекторов не отстать от эпохи новых материалов, гигантских железобетонных потолочных перекрытий, космических ферм и сводчатых конструкций, которые связывались в сознании строителей коммунизма с силуэтами светлого будущего".

Именно поэтому, советские крематории предстают перед нами как жесткие, рубленные, рациональные сооружения, лишенные декора геометрических форм в полной мере соответствующие своей утилитарной функции. Этим же правилам подчинены и решения интерьеров крематориев - лаконичные, простые, подчиненные эстетике геометрической планометрии.

Современная концепция кремационной архитектуры. Учет функций кремационного комплекса в архитектуре зданий крематория:

Современная концепция развития кремационной практики подразумевает реализацию двух функций: утилитарную функцию предания тела огню и захоронение останков - праха в колумбарии и монументально - церемониальную функцию по организации траурных церемоний и гражданских панихид.

С самого начала (1876 год в Италии и в США) и до последнего времени практика проектирования и строительства крематориев объединяет в одном здании два основных процесса: церемониал прощания и сожжение тела умершего человека. Первый процесс духовно-мировоззренческий, нравственно-психологический. Второй - утилитарный.

Анализ деятельности крематориев показывает, что на территории крематория протекают и другие процессы, например, транспортный: доставка умерших, эвакуация из домов для предкремационного сохранения, прибытие и убытие траурных автомобильных кортежей с участниками похорон; прием заказов на кремацию с оформлением соответствующих документов; предоставление и доставка похоронных принадлежностей; проведение траурных ритуалов прощания; колумбарное погребение в Парке скорби.

В функциональном отношении эти многие процессы, происходящие в крематории, образуют две совместимые и несовместимые группы. К совместимым процессам, проходящим на территории кремационного комплекса можно отнести транспортный процесс и торжественно-траурный обряд прощания. Остальные процессы: кремация и обработка кремированных останков, вручение и захоронение погребальных урн в землю или замуровка урн в колумбарий, посещение мест захоронений, молебны в часовнях и храме, расположенных на территории колумбарного парка, производство и продажа похоронных принадлежностей, памятников, колумбарных и мемориальных плит, организация поминок - функционально связаны с обрядовым процессом и обеспечивающим его транспортным процессом, и, по сути, соединены с ними механически.

Совмещение в одном здании полярных процессов не позволяет их оптимизировать, усложняет решение архитектурного образа здания, приводит к трудностям в эксплуатации и, как следует из опыта исследуемых нами многих крематориев, приводит к ограничению возможности расширения кремационной части здания.

В Западной Европе эту задачу пытаются решить с помощью обособления церемониального и кремационного процессов, каждый из которых протекает в отдельном здании, а сами здания отстоят одно от другого на территории крематория, так развивают кремационные комплексы в Германии, Италии, Франции, Швеции. Первые попытки заимствование этого опыта предприняты и в Москве, где сегодня создано несколько похоронных домов, в которых осуществляется так называемая фальш-кремация.

Однако было бы поспешным называть тип крематория, в котором обрядовый и кремационный процессы протекают в одном здании, устаревшим. Безусловным минусом такого архитектурно-проектировочного решения является значительное удорожание комплекса за счет строительства двух самостоятельных отдельно стоящих здания.

Кроме того, такое формально логически обоснованное решение и кажущееся поэтому привлекательным на первый взгляд, не позволяет использовать для обогрева второго здания дешевое тепло и горячую воду, получаемых в ходе кремации.

Поэтому в современном урбанизированном поселении, каким является Новосибирск, мы предлагаем проект кремационного комплекса, где максимально удобно сочетаются церемониальный и кремационный процесс. С этой целью в здании крематория предлагается использовать принципиально новое архитектурно-планировочное решение, не встречающееся ни в зарубежной, ни в отечественной практике строительства крематориев - технологический коридор, позволяющий объединить практически все основные процессы.

Учет ошибок при проектировании крематориев. Эргономика крематория

Сегодняшних архитекторов подстерегает немало трудностей при проектировании кремационных комплексов. К сожалению, инфернальная архитектура осталась за бортом научного интереса ученых-архитекторов, отсутствуют в литературе практические рекомендации по проектированию крематориев. В данной работе, предпринята попытка впервые обобщить зарубежный и отечественный опыт, сформулировать некоторые рекомендации.

Экология похорон в первую очередь связана с проблемой потребных для них пространств. Архитектурный аспект здорового пространства при осуществлении похоронной деятельности в России практически никак не учитывается, что приводит к игнорированию эргономики - науки о пространстве и его качествах. При проектировании похоронных объектов (похоронных домов, моргов, залов прощаний, крематориев) эргономическая информация практически не применяется, и потому в траурных постройках участники скорбных событий лишены не только комфорта, но и элементарных удобств. Среди часто повторяющихся ошибок при проектировании крематориев можно выделить следующие:

  • отсутствие разделения встречных потоков участников траурных церемоний, а также клиентов - заказчиков и получателей урн с прахом;
  • отсутствие гардеробов для верхней одежды, буфетов, специальных зон успокоения и воспоминаний,
  • обустройство скользких травмоопасных полов из полированного гранита, наличие лестниц на пути процессии, что приводит к частым падениям и даже увечьям, поскольку в скорбные минуты внимание людей рассеянное; отсутствие на путях движения пандусов, специальных поручней для обеспечения доступности крематориев для инвалидов и маломобильных групп населения;
  • прокладка подъездной дороги к главному входу с левой стороны без учёта правил правостороннего автомобильного движения и традиции использования катафалков - автобусов для перевозки гроба с телом и участников траурной церемонии;
  • слабая звукоизоляция залов прощания от санузлов, вестибюля, вентиляционных установок, зала печей, технологического коридора;
  • отсутствие комнат для молений и поминовений (поминальных трапез);
  • устройство порогов в дверных проёмах на пути следования тележек с гробами;
  • проектирование залов прощаний без учёта акустических требований и оптимальных условий восприятия речи и звука;
  • применение подвесных потолков, накапливающих неприятные запахи и ядовитые газы;
  • применение панелей, древесно-стружечных материалов, не позволяющих осуществлять регулярную мокрую помывку и дезинфекцию стен;
  • проектирование холодильных камер без учёта пропускной способности залов прощаний, необходимости двух - трёхсуточного сохранения умерших и 10% необходимости длительного (7-15 дней) сохранения умерших;
  • отсутствие загрузочных тележек в кремационную печь;
  • отсутствие ионизаторов очистки воздуха, бактерицидных ламп для обеззараживания помещений, в которых экспонируются, сохраняются и кремируются тела умерших.

Все выше перечисленные типичные ошибки в проектах уже действующих крематориев в России, СНГ, за рубежом в полной мере учтены при проектировании Новосибирского крематория.

Архитектурный стиль новосибирского крематория

Важнейшая функция крематория связана с идеей Пантеона. Фактически крематорий призван стать Домом воспоминаний, построенном, по словам архитектора начала ХХ столетия, Андрея Платонова, - "в знак и угрозу мрачному стихийному миру, отнимающих живых у живущих, любимых от любящих", - в надежду, что мёртвые будут отняты от вселенной божьей силой и с её же помощью будут воскрешены и возвращены живым". Андрей Платонов, автор нескольких проектов крематориев, указывал на необходимость "нежного архитектурного стиля", что, по его мнению, должно было наилучшим способом отражать духовно- космическое содержание функций крематория.

Используя рекомендации известного русского специалиста в области кремационной архитектуры в основу Новосибирского Крематория положен классический стиль. Здание крематория представляет собой купольное сооружение, сочетающее в себе одновременно черты собора и обсерватории. Инновационность для Новосибирска новой похоронной технологии заложена в космизме архитектурной формы здания. "Уход в небо, отлёт душ" подчёркивается и внешним обрамлением здания по всему его периметру колумбарной стеной, отражающей античное представление о колумбарии как "обители голубей", т.е. душ, взлетевших в небо.

Авторы проекта (главный архитектор проекта Л.Г. Казакова, НГСПИ) исходили из того, что в основу траурного зала начала XXI века, должен быть положен, в качестве основополагающего, - принцип гармонии природы, культуры, духовности, науки и техники. Именно классика, выбранная в качестве основополагающего принципа архитектурных решений крематория, способна наиболее полно выразить всю гамму светлых чувств, состояний, чаяний скорбящих людей. Благодаря такому подходу, в центр внимания в Новосибирском крематории поставлено не потустороннее, не скорбно-мистическое. Крематорий строят для живого человека, который оценивая опыт ушедших, способен видеть оптимистические мотивы в самом явлении смерти.

В ходе подготовки диплома проанализировано более 60 проектов крематориев в Европе, Америке, Китае. Конечно, архитектура крематориев Германии, Италии, Англии тяготеющая к классицизму заметно отличается от конструктивистских, функциональных решений американского опыта в архитектуре крематориев. Хотя и в Америке немало примеров синтетических архитектурных решений. В Чехии, Франции и Швеции крематории строили больше в стиле модерн, а в Китае крематорные комплексы отчетливо прослеживают религиозно-национальные признаки. Суммируя увиденный архитектурный опыт многих поколений архитекторов мира, в Новосибирске твердо выбран стиль классицизма.

Этому стилю несколько веков. Его возрождали многократно в разных странах и в разных изобразительных жанрах. Всякий раз после очередного витка классических форм, классицизм приобретал что-то новое, обогащался неординарными трактовками, элементами, решениями. Но всегда вот уже более трех веков, он сохранял основное, незыблемое, что отличает его от других стилей.

Современные архитекторы-классики по сути реализуют простые решения. В предлагаемых для застройки ландшафт вписывают знакомые всем "останки" древних цивилизаций, сохраняя при этом природой дарованный этому стилю фундаментализм. Какой иной стиль, кроме классицизма, способен так естественно сочетаться с фундаментальными идеями кремации?, так гармонично, не кричаще выразить общественное чувство скорби и коллективную память?

В классицизме все чисто. Пороки и добродетели распределены четко, как свет и тени. Мужественный герой мужественен до конца, любящая женщина любит до гроба. Это легко читается при посещении европейских некрополей и кладбищ урн. Именно эти идеи призваны проиллюстрировать скульптурно-парковые композиции будущего новосибирского колумбария. Поскольку переходы и оттенки у классицизма не в чести, то и в нашем проекте многое схематично и подчинено главной гуманистической идее: смерть - продолжение жизни.

Не случайно, классицизм стал колыбелью многих последующих стилей, например романтизма, ведь основа классицизма - в возвышении образа, в эстетическом преобразовании природной формы, наделение её повышенной эмоциональностью. В этом же мы находим и главный смысл кремации - освободить душу от тленной оболочки, чтобы возвыситься и воскреснуть.

Мотив "сквозных" колоннад по типу колоннады Казанского собора в Санкт-Петербурге связывает архитектурные элементы в виде каре, позволяет активно включить все парковые скульптурные элементы в самое ядро комплекса.

Смысловой сутью всего архитектурного ансамбля, безусловно, должна стать скульптура ангела, выполненная по нашему заказу в Италии. Ангел, высотой два метра, будет венчать купол крематория, который имеет 12 метров в диаметре и покоится на барабане, имеющем три метра в высоту. В сочетании с парковой конкретно-мемориальной семантикой, устремленный в небо и одновременно охраняющий жизнь и благо живущих, ангел символизирует благородство, заботу, чистоту мирских помыслов, бесконечность бытия, гуманную философию жизни, которая с трудом, но все же пробивает себе дорогу в наше непростое время.

Что касается отделочных материалов, то проведенный сравнительный анализ двух праматериалов - керамика и камень, предпочтение отдано плитке, в особенности ее новой разновидности - керамограниту. Керамика была изобретена на заре человечества, почти 6 тысячелетий назад, когда обоженная глина стала использоваться при строительстве и украшении храмовых сооружений. Керамическая плитка пережила возведение Вавилонской башни, строительство пирамид, гибель Атлантиды и гомеровскую Трою. Десять веков назад искусство глазурованной керамики с Востока пришло в Древнюю Русь и прижилось роскошными изразцами. Разные люди в разных странах тысячелетиями делали керамическую плитку по неизменной классической технологии - глина, вода, глазурь, огонь. Последнее, во многом символично. Для оформления здания, предназначенного для предания огню умерших тел, предложено использовать исключительно материал, полученный обжигом. Плитка "под антик" - главный элемент интерьеров крематория.

Нельзя не заметить, что архитектурный комплекс новосибирского крематория во многом символичен. Каждая архитектурная составляющая крематория имеет выход из предметной плоскости в иную филосовско-мировоззренческую сферу: купол главного вестибюля, подчеркивающий соборность здания - символизирует небо; ангел - заботу небесных сил о том, чтобы мирские помыслы живущих были чистыми, а не рентными. Сам же колумбарий, который переводится с латыни как "обиталище голубей", ассоциируется с перевоплощением, с античным пониманием символа улетающей души.

Так естественно и гармонично без излишней патетики в проекте крематория сплелись два архитектурных стиля: классицизм и символизм. С таким видением трудно не согласиться. О смерти невозможно рассказать только обычным человеческим языком. Смерть явление многоплановое. Разные его смыслы могут быть расшифрованы с помощью других языков: язык архитектуры, язык символов, язык образов.

В основу ритуальной деятельности Новосибирского крематория заложена идея религиозной толерантности. Архитектурно - планировочные решения предусматривают на фасаде здания обустройство специальных ниш, каждая из которых посвящена отдельной религии: ниша Русской Православной церкви, ниша Римско-католической церкви, буддистская ниша…. В Новосибирске будет впервые реализован проект, когда под одной крышей, в одном здании соберутся разные религии, включая те, по канонам которых тело должно быть погребено в землю. Инвесторы и руководство крематория постарались убедить ведущих новосибирских религиозных деятелей поддержать эту уникальную инициативу. Получено принципиальное согласие и одобрение на обустройство ниш разных религий и на совершение обряда отпевания накануне кремации. По проекту в Парке Скорби предусмотрено возведение Православной и Католической часовен, пагоды со скульптурой Будды.

Учет психологических факторов в проекте Новосибирского крематория:

Траурная обрядовая церемония преследует цель воспитания живущих на опыте ушедших поколений. Вместе с тем одна из основных ее задач - принести облегчение, утешить находящегося в трауре путем проведения специальных обрядов, призванных утешить, сопереживать, сочувствовать в горе. Обрядовые процессы столь значимы и столь сильны по воздействию, что нуждаются в специальной среде. Такой средой является здание крематория с его залами прощания и вестибюлями. Уже само здание, его архитектура, дизайн и атрибутика, где происходит обогащенная новыми техническими приемами церемония сопровождения усопших в последний путь, становится мощным средством воздействия на людей.

Предлагаемый проект здания крематория в Новосибирске призван преобразовать траурное сооружение в объект для проведения прощального церемониала в комфортной, достойный, эстетически - решенной среде и проявить должную заботу о здоровье участвующих в похоронах.

В процессе проектирования ритуального здания крематория архитектору приходится решать две основные задачи обслуживания: создание системы, обеспечивающей нормальное (заданное) прохождения по ней обслуживаемого потока и в то же время формирование обрядовой среды, наиболее полно оказывающей идейно-психологическое, духовно-нравственное воздействие на участников церемонии.

Решение задачи эмоционального воздействия представляет наибольшую трудность, поскольку предъявляет архитектору многие образно-композиционные требования. Главная задача - создать нужный эмоциональный климат для сообщения участникам церемонии известной скорбной информации посредством воздействия на психику через архитектурно-художественное восприятие. Этот климат должен формировать и поддерживать траурно-торжественное настроение присутствующих в зале.

Траурное решение здания одна из наиболее трудных архитектурных задач. Это решение связано с созданием особого психо - эмоционального состояния у человека, входящего в зрительный контакт с крематорием. В основу проектирования цепочки: вход - вестибюль - траурный зал - положено так называемое правило "воронки", когда кроме воспринимаемой сознательно (информация прямого воздействия), человек получает добавочные информационные коды, заложенные в архитектуре и дизайне здания. Поскольку здание крематория в экстерьере воспринимается в период окончания формирования настроения, решение его фасада должно поддерживать нарастание торжественности (колоннада, купол, парадная лестница).

При входе в крематорий возбуждение возрастает и достигает более высокого уровня. Вестибюль, где происходит накопление участников церемоний, призван способствовать некоторой адаптации, уменьшению эмоционального фона доминантного состояния, восстановить способность внешней ориентации, увести сознание в философско-созерцательную плоскость (внутреннее оформление купола, струящийся естественный свет сквозь узкие вертикальные окна, натяжной потолок, напоминающий голубое светлое небо, скульптуры из разряда "прамонументов" - пирамида, шар, куб, выполненных из камня, стеклянная (хрустальная) лестница, уходящая вверх, в "никуда".

Начало церемонии прощания требует создания нового, более сильного впечатления торжественности. Эту задачу выполняет ритуальное шествие в зал. Архитектурный приём, используемый в Новосибирском крематории, основан на том, что у шествующих сужается поле зрения и появляется возможность более детального восприятия видимой части интерьера (бронзовая скульптура скорбящей женщины, настенные гирлянды из камня, тяжёлые резные распашные двери (врата) из дуба). Здесь, в предзальной зоне, происходит восприятие при рассеянном внимании к внешним условием. Поэтому архитектурно - дизайнерские решения взвешенно - ёмкие.

Наиболее сильный в этой цепи впечатлений - вход в траурный зал. Именно зал должен завершить формирование зрительного образа всего ритуального здания. Предельной высоты возбуждение достигает в период кульминации церемонии; иногда это возбуждение доходит до аффектации.

Выход из зала должен снять напряжение до состояния, при котором сохраняется доминирующее траурное настроение, но при этом возвращается возможность сознательной внешней ориентации. Это вторая адаптация эмоционального состояния, которая происходит на фоне выхода из помещения на улицу, и, затем, в колумбарный парк, в центре которого располагается бронзовая стела "Улетающие в небо голуби" (голубь - символ колумбария, на крыльях голубей души умерших взлетают в небо).

Выходя из здания крематория участники церемонии попадают в крытую колумбарную галерею, опоясывающую все здание крематория и разбитую на секции, каждая из которых предваряется арочной нишей. Таких ниш по всему периметру здания - 10. Часть из них имеет религиозное оформление (православная ниша, католическая ниша, буддийская ниша). Остальные ниши украшены скульптурами и вазами из бронзы и камня.

Новизна архитектурно-планировочных решений Новосибиркого крематория:

  • Новосибирский крематорий - первый в России купольный крематорий с стиле классицизма;
  • впервые фасад здания крематория по всему периметру предложено использовать в качестве встроенного колумбария;
  • впервые применен новый размер колумбарных ниш 400х400х300 мм, позволяющий использовать, наряду с дорогими плитами из мрамора и гранита, дешевые керамические плитки различной цветовой гаммы;
  • с целью гармоничного объединения функций и разделения встречных людских потоков впервые в России предложен технологический коридор общей протяженностью 85 метров;
  • впервые проведен анализ зарубежного и отечественного опыта в кремационной архитектуре за 100 лет, подготовлены реестр технико-планировочных ошибок и рекомендации по проектированию крематориев;
  • впервые в России в проекте крематория предусмотрены пандусы, специальные поручни, туалетные комнаты для доступа в крематорий инвалидов и маломобильных групп населения;
  • впервые в качестве объединяющей идеи главного символа кремации использован голубь, на крыльях которого "душа улетает в небо", и его обиталище - "колумбус" - колумбарий - место, где гнездятся голуби;
  • впервые в основу архитектурно-ландшафных решений положен принцип религиозной толерантности, объединяющий в кремационном комплексе различные вероисповедания;
  • впервые в практике российских крематориев предложено использовать автоматические дезодорирующие устройства (воздухоочистители электронные), бактерицидные лампы для обеззараживания помещений и очистки воздуха;
  • разработаны принципиально новые знаки безопасности поведения персонала и людей в здании крематория и в колумбарном парке;
  • впервые в здании крематория предложено обустроить буфет и две комнаты поминовения (трапезные для поминальных обедов).

Колумбарный парк

Территория парка общей площадью 5,7 га непосредственно примыкает к зданию крематория. Парк имеет естественный уклон в сторону городской черты. Здание крематория расположено в его самой верхней точке и своей колонадой, которая имеет вид каре, обрамляет парк с восточной стороны, задает правую и левую границы парка. Благодаря уклону у архитекторов имеется возможность разбить парковую зону на три террасы.

Центральное место в парке занимает стела, выполненная из металлического каркаса, стилизованного под дерево, ветки которого украшают бронзовые голуби. Голубь - главный символ колумбария и кремации в целом. Именно на крыльях белых голубей души умерших после кремации тел взлетают на небо. Стелу венчает бронзовая скульптура девушки, выпускающей из своих рук голубя. Стела установлена в центре так называемого "Поля жизни", где будет развеиваться прах кремированных, если на то будет соответствующее волеизъявление.

Одухотворить окружающую среду парка призваны культовые сооружения: православный храм и часовня, католическая часовня, буддистский храм. Предполагается, что последний будет установлен на мостике, который перекрывает небольшое озеро, расположенное на въезде (входе в парк).

Ротонды, арки, вазоны, обелиски - все это составная часть мировоззренческо-эстетического содержания парка. Что же касается собственно крематория с нишами для замуровки урн с прахом, то ниши будут размещаться как в четырехметровой стене, опоясывающей парк по всему периметру, так и в индивидуальных семейных склепах, обелисках и постаментах. Именно в индивидуальных памятниках, как показывает история, проявляется отношение человека к бытию. И если само здание решено в стиле классицизма, то нет сомнения, со временем Парк скорби станет вместилещем разных архитектурных стилей и направлений, отражающих эстетические пристрастия, духовные веяния времени, в котором жили погребенные в колумбарии люди. Это будет длительный процесс естественного синтеза архитектурных вкусов живущих людей. Колумбарный парк, по сути, это коллективное зодчество памятников.

Исходя из большой потребности в альтернативных пространствах, свободных уединенных парковых зонах, сегодня можно утверждать, что в будущем Парк скорби с его уникальным природным ландшафтом, высокой культурой и эстетикой организации пространства, станет значимым и часто посещаемым местом, местом встречи настоящего и прошлого, живущих и умерших, местом воспоминаний и проникновения в будущее.

Производственный процесс

Тело усопшего поступает в крематорий и помещается в холодильную камеру. В крематорий приходят родственники усопшего, которые в зале прощания прощаются с покойным. Затем тело умершего через технологический коридор поступает в зал печей, где кремируется. После кремации, которая занимает 60 -70 минут, продукты сгорания собираются в специальном контейнере и подаются на участок измельчения. После дробления в кремуляторе продукты сгорания пересыпаются в пластиковую капсулу, которая после оформления передается заказчику.

В обоих залах прощания предусмотрена так называемая "фальш-кремация". Для этого в стене позади постамента, на котором устанавливается гроб, предусмотрен проем, стилизованный под печные двери-заслонки. Через этот проем после ритуала прощания гроб с покойным медленно уезжает за стену.

Интерьеры крематория:

Новосибирский крематорий состоит из приподнятого пространства, в котором расположен огромный вестибюль. Вестибюль украшает бронзовая скульптура женщины, возлагающей цветы. Это не богоматерь, в образе нет ничего религиозного. Изготовлена скульптура итальянским мастером и уже доставлена в Новосибирск. Привезенная скульптура - в человеческий рост будет установлена на постаменте в нише вестибюля. Справа и слева от нее - две балюстрады и ступени, ведущие в два зала прощаний. Первый - большой, более 250 кв. метров, решен в греческом стиле: колонны, портик над постаментом, где устанавливается гроб; гирлянды, ниши, кронштейны. Здесь нет места вычурности, нет места для отвлекающего помпезного стиля "ампир", и тем более "рококко". За скульптурное решение этого зала взялся председатель Новосибирского Союза Художников, известный скульптор Арам Григорян. Уже приготовлены первые эскизы.

Второй зал - бронзовый. Весь декор и скульптуры бронзовые. Много гранита, мрамора. Литье итальянское: уже в Новосибирске. Первый зал по своей атмосфере, стилевым решениям, тяготеет к архитектуре Православия (исторические элементы Александро-Невской Лавры в Санкт-Петербурге, Храма Христа Спасителя в Москве). Второй малый зал воспринял признаки католицизма. Хотя прямых указаний на конфессиональное присутствие нет: в оформлении вестибюля и обоих залов прощаний не должно быть религиозной символики. Символы разных вероисповеданий вынесены вне здания, на фасад.

В создании интерьера используются витражи, лепные украшения, металл, особые светильники, придающие притемнением скорбную торжественность помещению. Для установки венков, корзин с цветами, бархатных подушечек с орденами и медалями и других траурных атрибутов предусмотрены красивые подставки.

Отделочные материалы

На первый взгляд, волнующая красота весомых натуральных материалов кажется непревзойденной, а с учетом исторического опыта в архитектуре крематориев, представляется, что именно натуральный камень в наибольшей степени соответствует целям и эстетическим особенностям этого траурного здания. Однако при детальном изучении свойств натурального камня, обнаруживаются существенные его недостатки.

Камень - порист, испещрен прожилками. Жидкости, пролитые на такую поверхность, легко впитываются, изменяя окраску камня, превращая глянцевую поверхность в матовую. В крематории такое свойство натурального камня крайне нежелательно. Гробы, как известно, текут, просачиваясь в поры и щели в камне. Трупная жидкость может создавать идеальную среду для размножения спор, бактерий, вирусов и представлять реальную угрозу для персонала и посетителей крематория.

Известно, что даже максимально твердому камню долгое и благополучное существование не гарантировано, поскольку изначально любой камень - хрупкий материал. Камень может расколоться даже от незначительного удара. На первый взгляд кажущийся идеальным по качеству и структуре отделочным материалом, камень, приносит немало хлопот во время эксплуатации, особенно если за ним неправильно и несвоевременно ухаживать. Каменные поверхности, наиболее сильно подверженные механическому и химическому воздействию, поцарапанные обувью и протравленные моющимися химическими средствами, нередко требуют переполировки, которая может обойтись дороже, чем укладка новой керамической плиткой. К тому же, в силу своего магматического происхождения граниты имеют повышенный радиационный фон, о чем в литературе принято умалчивать.

Камень крошится. Кроме того, при распиловке натурального камня, трудно добиться небольшой толщины заготовочной плиты практически невозможно подобрать однородную текстуру и фактуру.

В нашей российской архитектуре спектр натурального камня не велик: мрамор, гранит, травердин, известковый туф, песчаник, лабрадорит (разновидность гранита, отличающаяся своим характерным блеском из-за вкраплений слюды). Это значит, что возможность у архитекторов для воплощения замысла создания особой атмосферы в залах крематория во многом традиционна и ограниченна.

Камень и керамическая плитка относятся к "праматериалам", т.е. к таким строительным материалам, которые открывали эпоху строительства еще у древних людей. Это были первые доступные материалы, которыми воспользовалось человечество для обустройства своих жилищ. Оба эти материала в равной степени претендовали на то, чтобы быть использованными при строительстве крематория.

Поскольку камень и керамическая плитка являются частью структуры здания, они должны отвечать требованиям эстетики, функциональности и безопасности. Сравнительный анализ натурального камня, керамической плитки и керамического гранита наглядно показывает преимущества последнего. Керамический гранит намного превосходит натуральный камень практически по всем потребительским свойствам и техническим характеристикам:

Сопротивление к истиранию - механическое поверхностное сопротивление у керамогранита наивысшее. Этот материал имеет более высокие эксплутационные характеристики.

Химическая стойкость - у керамогранита наивысшая стойкость к разрушающему воздействию химически активных веществ, входящих в состав порошков, дезинфицирующих жидкостей (только одна кислота - фтористоводородная, способная растворять стекло, растворяет и керамические материалы). Последнее обстоятельство крайне важно для такого типа сооружений, как крематорий, где требуется частая влажная обработка пола и стен с использованием синтетических моющих материалов.

Гигиеничность - керамогранит легок в чистке. Новые последние разработки наделяют керамогранит таким необычным свойством, как самоочищение. Обычные фасады, в том числе из натурального камня, требуют регулярного ухода и расходов на обслуживание. В случае с керамикой, покрытой специальным составом, это делает дождь, снег, ветер и солнце. Исследования убедительно демонстрируют - там, где нужна максимальная гигиена (именно это необходимо в первую очередь в крематории) - керамогранит и плитка предпочтительнее.

Светостойкость - если натуральные и некоторые синтетические материалы после длительного воздействия (крематорий строится на века) солнечного и даже искусственного света меняют свою окраску, выгорают, желтеют, то керамические материалы под воздействием света не меняются.

Огнестойкость - поскольку керамические материалы подвергаются обжигу во время их промышленного производства, они инертны, огнестойки (важное свойство для здания, основное производство которого связано с использованием газа), не выделяют токсических газов, обладают низкой теплопроводностью, не усиливают радиационный фон, при термическом воздействии сохраняют все свойства - пламя пожара не может изменить состав керамического материала.

Декоративность - керамическая плитка легко устанавливается, технология ее изготовления позволяет получать изделие любого цвета, любого оттенка, любого формата и конфигурации, с любым декором.

Возможные имитации керамогранита под натуральный камень - одно из значимых достоинств нового материала. Внешне он напоминает натуральный камень с присущими ему крапинками, разводами, сполохами. Но керамогранит окрашен гораздо равномернее, цветные вкрапления расположены более равномерно, чем у натурального камня. Кроме того, на поверхности керамогранита нет трещин и крупных вкраплений другого цвета. Это, безусловное преимущество, так как рисунок облицовочной поверхности - однороден, без беспорядочных полос и пятен, чего практически нельзя достичь при облицовке натуральным камнем.

В отделке крематория используется полированный, полуполированный, неполированный и противоскользящий керамогранит.

Прочность - специфическое свойство плитки, в особенности из керамогранита, которое отличает ее от многих других материалов сверхпрочностью. Это свойство является результатом воздействия обжигом.

В результате тепловой обработки в плитке происходят реакции, ведущие к образованию остеклованной структуры с повышенным внутренним сцеплением. Характер и сила химических связей, которые устанавливаются между элементами, являются такими, что они придают плитке особую прочность на разрыв и повышенное сопротивление деформации. Керамика и керамогранит нерастворимы и не деформируемы. В этом смысле никакой натуральный камень здесь не выдерживает конкуренции.

Повышенная несущая способность - керамогранит во многом превосходит по этому качеству натуральный камень. Такая плитка способна выдерживать без повреждений большие рабочие нагрузки (вес людей, в том числе на инвалидных колясках, вес тележек с гробом (до 350 кг), вес автокатафалков (тамбур).

Морозоустойчивость - отдельные сорта даже лучшего итальянского и греческого мрамора способны выдерживать до трехсот морозных циклов. И все же, натуральный камень не может и по этому качеству сравниться с новым керамогранитом, температурная амплитуда которого от -50 до +50 по Цельсию. Керамогранит во много раз плотнее, его структура напоминает стекло, а водопоглощение (что, собственно, является причиной низкой морозостойкости), составляет менее 1%.

Резюме

Кремационная архитектура, получившая взлет в начале ХХ века, в 40-60 годы оказалась в кризисе, - она перестала быть генератором новых идей и оказалась на долгие довоенные и послевоенные годы на периферии архитектурного сознания.

Показательно, что проявленные в бумажных проектах русскими архитекторами в начале ХХ века футурологические поиски кремационной архитектуры уже больше ни разу не повторились до конца века. Похоже, что подобное обращение архитекторов к теме крематориев с позиции космически-светского сооружения не проявится в новом столетии с той же огромной энергией, как это было век назад. Тому есть веская причина. Несмотря на то, что кремация в России существует уже около века, широкого распространения она не получила и предстоит большая работа по противостоянию устаревших стереотипов в "похороном" поведении людей, изменению установок на само явление смерти, убеждению населения в целесообразности и преимуществах этого вида погребения.

Работа эта осложняется тем, что большая часть россиян вернулась в церковь, у которой сдержанное отношение к кремации. Поэтому задача перед архитекторами сегодня принципиально иная, не такая как это было в начале прошлого столетия. В пролетарское атеистическое время важно было показать и доказать языком архитектуры связь крематория с Вселенским пространством, а не с христианской идеей, как это было в соборной архитектуре. Медицинский и экологический аспект придал кремации в начале прошлого века прогрессивный смысл, и кремационная архитектура отражала инновационность кремационной технологии. Речь в то время шла об открытой атеистической экспансии в космос.

В каком-то смысле нынешним архитекторам предстоит принять эстафету от архитекторов начала века, творивших в области инфернальной архитектуры. Сегодня перед архитекторами стоит задача: примирить, совместить сугубо светское сооружение, каким является крематорий с точки зрения его технологической начинки и основной, утилитарной функции, с идеями соборности, бесконечности существования взлетающей на небо души, грядущем возрождении тел из пепла.

Именно поэтому в архитектуре Новосибирского крематория присутствуют элементы, отражающие обе эти идеи, объединенные классическими стилевыми формами.

Как это ни амбициозно может показаться на первый взгляд, но конечная цель, которую должны достичь архитекторы крематория нового времени, может быть сформулирована как цепочка статусов проектируемого объекта: архитектурно-строительный памятник, градостроительно-охранная зона, памятник архитектуры, памятник всем умершим, монумент всем праведникам мира.

Именно этот путь архитектора, основанный на изначальной идее музеефикации проектируемого крематория в будущем может позволить архитектору достичь гармоничного сочетания новейших технологий кремации, высокого культурно-эстетического уровня интерьеров здания и священной духовной атмосферы ритуала смерти. (Если подходить строго, то превратить крематории в музеи вряд ли будет возможно уже в силу того, что это не дворцы "повседневной жизни"). Понятно, что ключ к решению триединой задачи лежит в классике - сквозных стилевых решениях, отражающих связь времен и эпох.

Разумеется, сегодня никто не станет заказывать архитекторам крематорий-памятник вроде "Тадж Махал", но в определенной мере такое стремление у проектировщиков создать некое новое культовое здание, где совершается таинство смерти, должно быть эмоционально, эстетически и логически осознанным.

Может быть это утверждение покажется спорным. Несомненно одно - архитектура крематориев не может развиваться в стилях "хай-тек", "модерн" или "неомодернизм", которые обречены через какие-то 15-20 лет быть опрокинутыми новыми архитектурными веяниями и, что важнее, обреченными на непонимание и отторжение будущими поколениями россиян.

С учетом вышеизложенного важно подчеркнуть: стилистическая нейтральность, незыблемость, всеобщая приемлемость классических форм - вот кредо, которым руководствовались архитекторы Новосибирского крематория.

Список использованной литературы:

  1. Arhitektura Monumento Memoria. - Verona, Italy, 1986.
  2. The american tunetal. - West Oklahoma, 1994.
  3. The art of Death. - London. 1997
  4. Tunetal customs the world Over. - Milwaukee. 1994.
  5. Vom Totem Baum Zum Designer Sarg. От мертвого дерева к дизайнерскому решению/. - Kassel.,1993.
  6. Андреева М.В. Дервиз П.Г. Погребальные комплексы эпохи древней бронзы. - КСИЯ, 1989.
  7. Арьес Филипп. Человек перед лицом смерти. - М.,1992.
  8. Афинагор Афинянин. О воскресении мертвых. - СПб., 1995.
  9. Беньямовский Д.Н. Процессы кремации в печах безынерционного типа. / Автореферат. Академия коммунального хозяйства /. - М.,1972.
  10. Вагин И. Психология жизни и смерти. - СПб., 2000.
  11. Габриеле Фар-Беккер. Искусство модерна. - Кельн, 2000.
  12. Грубе Г., Кучмер А. Путеводитель по архитектурным формам. - М.,2000.
  13. Закатнова А. Маршруты последнего пути. - Иностранец, 1996. - №12.
  14. Здания, сооружения и комплекс похоронного назначения. - М., 1997.
  15. Исупов К.Г. Русская философия танатологии. - ВФ.,1994 - №3.
  16. Колиснеченко А. Частный морг. - Аргументы и факты, 1998. - №12.
  17. Лимонад М.Ю., Цыганов А.И. Живые поля архитектуры. - Обнинск, 1997.
  18. Марковский Ю. Каменистые сады. - М.,2000.
  19. Мельник В.И. Погребальная практика и погребальный обряд. - КСИА, 1990.
  20. Памятники русской архитектуры и монументального искусства XIII -XIX вв. Сборник. - М., 2000.
  21. Патрина А.С. Архитектурные термины. - М., 2001.
  22. Попадюк С.С. Теория неклассических архитектурных форм. - М., 1998.
  23. Проект Россия. - М., 1995. - №1, 2000. - №1.
  24. Реквием. Российский ритуально-духовный журнал. -СПб., 1997-2001гг
  25. Ритуал прощания. Обряды. Традиции. Информация. Исторические обзоры. Справки. Нормативно-правовые акты. Ритуальные услуги. Издание первое Московское. Выпуск 1 . - 1997.
  26. Ритуальное обслуживание. Справочник. - М., 1999.
  27. Ритуальные услуги. - М.,1996.
  28. Русский модерн. Архитектура. - М.,1997.
  29. Рязанцев С. Танталогия - наука о смерти. - Танатология (учение о смерти). - СПб, 1994.
  30. Сборник нормативных документов по похоронному обслуживанию в г. Москве. - М., 1998.
  31. Соколов А.М. Основные понятия архитектурного проектирования. - СПб., 1976.
  32. Строительство, архитектура, дизайн. Журнал. 1999 - 2000.
  33. Тиц А.А., Воробьева Е.В. Пластический язык архитектуры. - М.,1997.
  34. Философия смерти. Теория и практика похоронного дела. /Материалы научно-практической конференции, 27-30 октября, 1998/, Новосибирск.
  35. Хан-Магомедов С.О. Архитектура Современного авангарда. - М.,1996.
  36. Хроники Харона. Энциклопедия смерти. - М., 1993.



(c) 2000 Реквием.ru
При перепечатке материалов ссылка на Реквием.ru обязательна.
E-mail: info@requiem.ru