??????????? ?? Candelis????? ????????????????????????? ??????? ???????????? ??????????????? ?? ?????????? ???????? ?????????, ?????-?????????
Реквием.Ru
 
Memento Mori - Помни о смерти
  Реквием.ru / Жизнь и смерть /

Благочестивые размышления о Рае преподобного отца Ефрема Сирина

Духовным оком воззрел я на рай. Горные вершины не досягают до его высоты... Красота его возбуждает радость и влечет к себе шествующих, озаряя их блеском лучей и услаждая их своим благоуханием. Светоносные облака образуют кущи для достойных его... Далек от взоров рай, недосягаем он для ока, поэтому можно решиться и вообразить его только в сравнениях. Представляй себе рай в виде светлого венца, окружающею луну: он также окружает собою и море, и сушу...

Кто в состоянии перечислить красоты рая? Прекрасно устройство его, блистательна каждая часть его; пространен рай для обитающих в нем. Светлы чертоги его; источники его услаждают своим благоуханием, но, изливаясь к нам, теряют его на нашей земле, потому что получают вкус земной, пригодный для нашего питья...

Разнообразил и умножил красоты рая создавший их Художник: для низших назначил Он низшую часть рая, для средних - среднюю, а для высших - саму высоту.

Когда праведники взойдут на степени, назначенные им в наследие, тогда каждый, по мере подвигов своих, будет возведен на ту именно степень, какой он достоин и на какой ему должно пребывать. Как велико число и различие степеней, так же велико число и различие в достоинстве поселяемых: первая степень назначена покаявшимся, средина - праведным, высота победителям. Чертог Божества превознесен над всем.

И Ной в самом низу ковчега поместил животных, в средине - птиц, а сам, подобно Богу, обитал в верхней части ковчега.

И при Синае народ иудейский стоял внизу горы, священники - на скате ее, Аарон - на средине, Моисей - на высоте, а слава Господня покрывала вершину горы.

Ковчегом и горою Синаем указана нам тайна, как разделяется сад жизни. В них Творец представил нам образ благоустроенного, во всем прекрасного и всем вожделенного рая. По благоуханию и произрастаниям рай красотою своею затмевает все, что можно себе представить. Им изображается Церковь...

Невозможно даже мысленно представить себе образ этого величественного и превознесенного сада, на вершине которого обитает слава Господня...

Можно полагать, что благословенное "древо жизни", по лучезарности своей, есть солнце рая; светоносны листья его; на них отпечатлены духовные красоты сада; прочие деревья по веянью ветров преклоняются пред этим вождем и как бы царем деревьев.

Посреди рая насадил Бог "древо познания", окружил его страхом, оградил ужасом, чтобы, подобно ограде, они охраняли его окрестность...

Насадивший "древо познания "поместил его посреди рая, чтобы отделяло оно низшее и высшее: святое и святое святых...

Ничьи уста не могут изобразить внутренность этого сада и привлекательные красоты его внешности; даже простых украшений на ограде его нет возможности описать, как было бы должно.

Блистательны краски его, дивны благоухания, вожделенны красоты, многоценны яства.

У края ограды рая - последние из сокровищ его, но и они превосходят богатством все сокровища вселенной. Блаженство у самой ограды далеко оставляет за собой все блага земли...

Там видел я кущи праведников, разливающие благоухание, убранные цветами, увенчанные вкусными плодами. Куща каждою украшена соразмерно с подвигами его: одна ниже своим убранством, другая сияет своей красотою, одна менее по виду, другая блистает славою.

Но меня усладил Эдем более покоем своим, нежели своей красотою. В нем обитает чистота и нет там места скверне; в нем живет покой, и нет там места тревоге...

Уже я готов был оставить рай, как внезапно внутри его раздался, как в стане, голос поющих при звуках трубных: свят, свят, свят, и услышал я, как славословится в раю Божество. Блажен, кто сподобился рая по праведности или по благости, по подвигам или щедротам.

Все члены оковывает рай полнотою своих радостей: пленяет глаза своим убранством, слух - звуками, вкус и обоняние - яствами и благоуханиями. Благословен Призвавший в рай подвизавшихся во бдении и посте, чтобы за постничество свое насладились они утешением, упаслись на отрадных пажитях Эдема!

Добродетельные, неся плоды свои, шествуют в рай, красующийся всякими плодами... Рай видит, что плоды праведников превосходят достоинством плоды его деревьев и что украшения победителей побеждают его убранство.

Будьте терпеливы, сетующие: вы вступите в рай. Роса его смоет вашу нечистоту; пристанище его возвеселит вас; вечеря его положит конец вашим трудам; она предложит алчущим утешение, которое очищает вкушающих его, и жаждущим - небесное питие, умудряющее пьющих его.

Блажен нищий, устремляющий взоры к этой стране, наполненной несметным множеством богатства! Аметисты и иные драгоценные камни отложены вне ее, изринуты оттуда, как сор: они осквернили бы эту страну славы... они показались бы мутными и темными в этой лучезарной стране...

Торжествует там девство о том, что исчез змий, тайно в слух его вливавший свой яд...

Радуется там юность, что одержала победу, видит в раю Иосифа, который отринул сладострастие, пламеневшее в безрассудных, и победил аспида в собственной его норе...

Покоятся там жены, жестоко пострадавшие здесь в болезнях проклятия и муках деторождения. С радостию видят они, что младенцы их, которых с воплем они предавали погребению, подобно ангцам пасутся на пажитях эдемских, поставлены на высоких степенях славы, сияют лучезарным светом, как бы будучи братьями ангелов...

Прилепись духом к раю, старость! Благовоние его возвратит тебе детство, дыхание его подарит тебе юность; он облечет тебя в красоты, которыми прикроются скверны твои. В Моисее видим мы твой образ. Его покрытые морщинами ланиты, цветя и сияя, стали образом старости, молодеющей в Эдеме...

Нет темных пятен в обитателях рая, потому что чисты они от греха; нет в них гнева, потому что они свободны от всякой раздражительности; нет насмешки, потому что им не знакомо коварство. Не делают они друг другу вреда, не питают в себе вражды, потому что для них не существует зависти, никого там не осуждают, потому что нет там обид.

Там видят себя во славе сыны человеческие; сами себе дивятся они, почему их природа стала спокойною и чистою, почему наружно красотою, а внутренно чистотою сияют: видимо тела, на невидимо - души...

Кто не дозволял себе ни проклятия, ни злословия, того прежде всех ожидает райское благословение. Кто взгляд очей своих постоянно хранил чистым и целомудренным, тот увидит наивысшую красоту рая. Кто всяческую горечь подавлял в своих помыслах, по членам того протекают источники сладостного веселия...

Кто с Даниилом, которому воздавали честь цари, преклоняясь пред ним в своих диадемах, в пищу себе избрал овощи, такого постника почтут там древа, преклоняясь пред ним во всей красе своей и взывая: войди в кущи наши, диви под нашими ветвями, окропляйся нашей росою, наслаждайся нашими плодами!

Кто омывал ноги святым, того очистит эта роса. Кто простирал руку помощи бедным, перед тем сами собою наклонятся плоды с этих дерев. Все множество цветов радостно поспешит увенчать ногу, ходившую посещать больных, и будут оспаривать друг у друга честь первого лобзания.

Кто с мудрою умеренностью воздерживался от вина, того преимущественно ожидают к себе райские виноградники, и каждая лоза простирает к нему свои гроздья. А если он девственник, принимают его в недра свои, потому что, живя одиноко, не познал он супружеского лона, не восходил на брачное ложе...

Венчавшиеся здесь мечом за Господа нашего славно в венцах своих восторжествуют там победу, потому что тела их презрели огонь мучителей. Как звезды, сияют там семь сынов света (мученики Маккавеи) - победный венец их матери, потому что смертью своей они посрамили ярость нечестивого.

Блаженство страны той обновит жен, потрудившихся в служении святым. Там увидят они, как блаженствует в Эдеме вдовица, принявшая некогда в дом свой Илию. Вместо двух питавших ее источников - водоноса и чванца, дают ей пищу в Эдеме древесные ветви, потому что пропитала она бедных...

Если хочешь прийти к "древу жизни ", оно ветви свои, как ступени, наклоняет к стопам твоим, призывает тебя на лоно свое, чтобы воссел ты на ложе ветвей его, готовых преклонить пред тобою хребет свой, обнять и тесно сжать в обилии цветов и успокоить, как младенца на руках матери.

Кто видел трапезу на ветвях этого дерева? Целые ряды плодов разного рода под руками вкушающего; по порядку, один за другим они сами приближаются к нему. Плоды насыщают его и утоляют жажду, роса служит ему омовением, а листы - чистым платом. Не истощается сокровищница у богатого всем Господа!

Среди самого чистого воздуха стоят там твердо укоренившиеся деревья; от зрелых плодов тучнеет их вершина, а нижние ветви все в цветах. Кто когда слышал или видел, чтобы носилось над головою облако, подобное куще, в которой свод плодов, а под ногами стелется цветной ковер? Едва оставляют тебя волны одного потока отрад, как манит уже к себе другой. Все исполнено радости. Здесь вкушаешь плод, а там освежаешься питьем; здесь омываешься чистою росою, а там умащаешься благовонной влагой; здесь обоняешь благоухание, а там внимаешь услаждающей песне...

Туда и сюда носятся перед праведниками ветры. Один навевает пищу, другой изливает питье... духовно питают там ветры живущих духовно. Не утомляет тамошняя вечеря; рука не утруждается, нет дела зубам, не обременяется чрево.

Райское благоухание насыщает без хлеба; дыхание жизни служит питьем. Чувства утопают там в волнах наслаждений, которые изливаются на всех и во всех возможных видах. Никто не чувствует обременения в этом сонме радостей, и все без пресыщения наслаждаются ими, изумляясь величию Божию...

Тела, заключающие в себе кровь и влагу, достигают там чистоты, одинаковой с самой душой. Крылья души здесь обремененной, там становятся гораздо чище и уподобляются уму. Самый ум, который мятется здесь непрестанно, там безмятежен, подобно величию Божию.

Душа достоинством своим выше тела, выше ее дух, а выше ее духа - сокровенное Божество. Но при конце плоть облечется в красоту души, душа - в сияние духа, а дух уподобится величию Божию...

Там на сонм созерцающих льются потоки радостей от славы Отца, чрез Его Единородного, алчущие насыщаются и упоеваются потоками славы, изливающимися от красоты Того, Кто есть Вечная Красота!..

Он, Господь всяческих, есть сокровищница всего. Каждому, по мере сил его, как бы сквозь небольшое отверстие показывает Он красоту сокровенного существа Своего и сияние величия Своего. И сияние Его с любовию озаряет всякого: малого - слабым мерцанием, совершенного - лучами света. Полную же славу Его созерцает только Рожденный Им.

В какой мере очистил кто здесь око свое, в такой и там возможет созерцать славу Того, Кто превыше всех. В какой мере здесь кто отверз слух свой, в такой и там приобщится Его премудрости. В какой мере здесь кто уготовал недра свои, в такой и там примет из сокровищ Его...

Потоки благ изливаются от благодати Его; она ежечасно обновляется в яствах, благоухает в благовониях, обнаруживается в каждой силе, сияет в цветах...

Кто видел целые сонмы, питающиеся славою? Ризы их - свет, лица - сияние - постоянно поглощают и источают полноту благодати Божией. В устах у них - источник мудрости; в мыслях - мир, в ведении - истина, в исследованиях - страх; в славословии - любовь!..

Благорастворен воздух, окружающий рай совне; вблизи его каждый месяц благорастворен. Пасмурный февраль там ясен как май; холодный и бурный январь подобен там августу; июнь подобен марту, палящий июль - росоносному сентябрю...

Каждый месяц рассыпает цветы вокруг рая, чтобы во всякое время был готов венец из цветов, которым бы увенчать ему стопы рая, когда недостоин увенчать его главу.

Бурным месяцам с их ветрами нет доступа в рай, где господствуют мир и тишина. Не могут коснуться они благословенного воздуха, который небесным своим дыханием делает людей бессмертными...

Неиссякаемо льется там поток произведений каждого месяца, и каждый из них приносит плоды свои вскоре за цветами...

Плодоносие райских деревьев подобно непрерывной цепи. Если сняты и опали первые плоды, появляются за ними вторые и третьи...

В благословенной стране блаженства нет ни вредоносного холода, ни палящего зноя. Там пристань радостей, там обитель света и веселия; там раздаются повсюду звуки гуслей и цевниц, слышны всею Церковью воспеваемые осанна, аллилуйя.

Вместо ограды окрест рая - всевеселящий покой, вместо стен и предградия - всеумиротворяющий мир. Херувим, стерегущий рай, приветлив к блаженным, обитающим в раю, и грозен для отверженных, которые вне рая...

Что слышишь о чистом и святом рае, все то чисто и духовно. Кто слушает описание рая, тот не может осуждать его, потому что изображение рая не подлежит суду. По наименованиям рая можно подумать, что он земной; по силе своей он духовен и чист...

Кто же говорит, тот, кроме имен, взятых от видимых предметов, ничем иным не может слушающим изобразить невидимого.

Если бы сам Творец эдемского сада не облек величия его именами, заимствованными от нашей страны, то как изобразили бы его наши уподобления?..

Ум твой не должен смущаться этими наименованиями. Рай облечен именами, сродными тебе не потому, что имеет нужду в образах, от тебя заимствованных, но потому, что природа твоя весьма немощна пред его величием; хотя красоты его умаляются, когда очерчиваются слабыми, тебе сродными образами.

Цветы этой страны гораздо многочисленнее и блистательнее звезд, усматриваемых на видимом небе; благодатное благоухание, веющее из рая, как врач, утоляет часть болезней на земле и целебною силою врачует ту болезнь, которая принесена на землю змием.

Веянием, исходящим из благословенной части рая, услаждается горечь нашей страны, изглаживается проклятие нашей земли. Эдемом еще дышит наш изнемогший мир; им проповедуется, что нашей мертвенности послано врачевство жизни...

Взирал я на эту страну и сидел, оплакивая себя и подобных мне. Миновались дни мои, протекли, как единый день; они утратились и исчезли, а я и не замечал. Объяло душу мою раскаяние, потому что утратил я и венец, и славу, и ризу, и светлый брачный чертог, и трапезу царствия...

Со слезами да умоляют там о мне все сыны света, чтоб Господь наш даровал им единую душу, а мне новый повод славословить величие, так многообразно простирающее мощную руку свою. Воздающий по правде, но и не без благости, по щедротам Своим да дарует мне из сокровищницы милосердия Своего.

Если в страну эту невозможно войти оскверненному, то позволь мне при ограде ее обитать под тенью ее. Так как рай подобен трапезе, то дозволь из милости, хотя бы вне рая, вкусить плодов его, чтобы исполнилось на мне сказанное: и псы едят крохи, которые падают со стола господ их (Мф. 15, 27).

Всели меня при ограде этого сада, чтобы мне быть в соседях с поселенными внутри рая. Кто может вместе видеть и блаженство, и мучение, иметь пред взорами и геенну, и сад эдемский? Венец обитающих внутри Эдема покажет мне тяжесть вины моей, а мучения кромешных вразумят меня, насколько милосерд Ты ко мне.

Когда выступил я из пределов рая и достиг земли, порождающей терния, встретили меня болезни и страдания всякого рода. И увидел я, что страна наша есть темница, что пред взорами у меня заключенные.

Когда Господь довершил создание Адама, то взял его и поселил в раю. Ни душа без тела, ни тело без души не могли войти туда. Вместе вошли они, чистые и совершенные, и вместе же вышли, ставшие нечистыми. А это показывает, что вместе и войдут они в рай в день воскресения!


Версия для печати



Новости
Ритуальные услуги
Кладбища
Некрополь
Обряды и обычаи
История
Молитвы
Цитаты
Жизнь и Смерть
Публицистика
Фотогалерея
Правовые вопросы
Документы
Некролог
Эпитафии
Помощь
Форум
Ссылки

Журнал "Реквием"



Начало | Поиск | О сайте

Реклама





 
© 2000 Реквием.Ru. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Информация о сайте. По всем вопросам пишите - info@requiem.ru
Создание и поддержка сайта - АИР